Литературные страницы. Стихи Алитета Немтушкина из сборника "Костры моих предков" (1-4)



Стихи Алитета Немтушкина

"О, костры моих предков..."

О, костры моих предков, не маните меня!
Вы давно не видны, как Хэглэн1 среди дня.
Отпылали, ушли далеко, навсегда.
Только искорки в сердце мелькнут иногда.


1Хэглэн — созвездие Большой Медведицы.

перевел З. Яхнин

"Мой маут забыл..."

Мой маут2 забыл
оленьи рога,
Не глотает пули
мое ружье.
— Или ты не эвенк? —
мне кричит тайга.
— Или ты не охотник? —
мне ветер поет.
Нет, тайга, не забыл
я родной народ.
Для охоты я
не слаб и не слеп.
Но лежит белый лист,
точно тонкий лед.
И строка на нем,
как мышиный след.
Я хороших, звонких
слов наберу,
Пусть по ним огонь
пускается в пляс.
Приходите, друзья,
к моему костру,
Приходите:
ему не гореть без вас!
Как еще неумела
моя рука...
Я не знаю,
на радость ли, на беду
Из эвенков первый
задумал я
Разводить костры
на бумажном льду.
Чтобы песни, как искры,
пронзили тьму,
Чтобы грели в стужу
людские рты.
Приходите, друзья,
к костру моему
И плесните в огонь
своей доброты.
А без вас мой костер,
потускнев, умрет.
Темный пепел его
заметут снега.
— Ну какой ты охотник? —
ветер вздохнет.
— Ну какой ты эвенк? —
упрекнет тайга.


2Маут — аркан, которым ловят оленей

перевод А. Федоровой

"Мне сейчас бы надо в Токму..."

Мне сейчас бы надо в Токму,
Я смотрю в оконце с грустью,
Мне б лететь сейчас к истоку.
Почему лечу я к устью?
Вверх по Катанге мне надо,
Где лежат тропинки детства.
Как течет оленье стадо,
Вновь бы надо наглядеться,
Все там дорого и свято.
Мама сделалась седою.
Мне б склониться виновато
Над прохладною водою.

Знаю, есть места богаче.
Но когда душа взрослеет,
Пусть чужой костер и жарче,
Нас он все же не согреет.
Мне сейчас бы надо
в Токму,
Я смотрю в окошко
с грустью,
Мне б лететь сейчас
к истоку,
Почему лечу я к устью?

перевел З. Яхнин

Стойбище на речке Непа

У детства в плену я,
Как выйти из плена?
Захвачен я крепко.
Как имя любимой,
Ты в сердце нетленна,
о, Непа!
На свете есть столько
Поселков под солнечным
небом!
Но вижу дымы твои,
Токма.
Но слышу твой голос,
о, Hena!
Сверкаешь,
как звездный осколок,
Как бубен,
грохочешь ты крепкий.
Ты в снах
не даешь мне покоя,
о, Heпа!
Средь маленьких стойбищ
На дальних протоках
и реках
Ты самое стойкое
стойбище, Токма!
Ты самая верная, Непа!
Там ветры шаманят,
Их силу испробовал сам я.
Там тучи комарьи
Спускаются
с неба десантом.
Там в чумах случалось
брататься с таежною стужей,
И псы калачами
Лежали у ног моих тут же.
Там прожито столько!
Там годы летели мгновенно...
Причал моей юности,
Токма,
Прости мне измену!
Прости мне измену,
о, Непа!
Меня ты растила,
А вышло нелепо:
Уехал. Осталась ты,
Непа, без сына.
Я много увидел в те дни:
Города проходили парадом,
Сверкали в огнях,
как в блестящих
нарядах.
И видел я юг
с его голубыми огнями.
И сделал я круг,
И вернулся, как сын возвращается
к маме.
Что толку! Что толку!..
На самой окраине света
Ты светишь мне, Токма,
Качаешь меня, моя Непа!
И снова я в чуме,
И памятью сердца я болен.
И птицам кричу я:
Возьмите,
возьмите с собою!
Я сделал так мало,
Бывают слова мои пресны...
О, Родина-мама,
Тебе — мои лучшие песни!

Перевод А. Прицкера


источник:
"Костры моих предков" Сборник стихов. Красноярское книжное издательство. 1980 г.


 

© Александр Коваль
2004-2016
Яндекс.Метрика